Перевести страницу

Новости

Цена МЕДнулась вниз

Впрочем, с тех пор отношение к продукту не поменялось. Тарелками его никто не поедает, для себя люди покупают одну-две трехлитровые банки на год. Если берут больше, то уже на презенты. Наш башкирский мед в этом плане вариант беспроигрышный. Его знают во всем мире, и при всей популярности в цене он резко не скачет. Более того, по сравнению с прошлым годом он подешевел, хотя цена на него все равно солидная.


С точки зрения «сермяжной» экономики нынешнее удешевление ничем не оправдано. Многие пасечники утверждают, что меда в этом году меньше, чем в прошлом, и по идее он должен только дорожать. Но завысить ценовой порог не решается никто: вообще ничего не продашь. Правда, побывав в выходные на медовой ярмарке в Уфе, я смог узнать, что и за ценой продавец стоит прочно. Не скидывает ни копейки, даже если видит, что весь товар все равно не уйдет. «А что ему будет-то? — говорит Наталья Тихонова из Белорецкого района. — Мед, он и есть мед: если не сейчас, так потом продадим. Вот, кстати, липовый. Видите, уже «сел» — это прошлогодний. Тогда его много было, весь продать не успели. В этом году липового меньше, во время цветения липы холода стояли. Но в любом случае меда много. Пришлось цену снизить».


В прошлом году килограмм липового продукта стоил пятьсот рублей. В этом — четыреста. В среднем на сто рублей подешевели все распространенные виды: гречишный, цветочный и донниковый. Их цена 300 — 350 рублей. Так что урожай — неурожай, а меда в избытке. И объясняется это просто: «пасечный» бизнес набирает популярность, к нему подтягивается все больше сельчан. Да и горожане, поняв, в чем здесь вкус, тоже начали потихоньку приобщаться к пчеловодству. «Сам я живу в Уфе, — говорит продавец Федор Петров. — Но уже два года арендую делянки в Архангельском районе, все лето провожу там. Выгода немалая, сейчас у меня уже почти сто семей».


Как утверждают специалисты, сейчас в республике наблюдается медовый вал. Многие из тех, кто годами держал десять-пятнадцать семей, в последнее время резко начали увеличивать их количество. Единственная проблема — сбыт, но и это решаемо. Постоянной клиентурой обзавелись уже практически все, а кто порасторопнее, приобрел ее и в других регионах. Например, мед мишкинского пчеловода Вениамина Зайниева «ходит» аж до Когалыма. Там его берут на ура, поскольку многие когалымцы родом из нашей республики и вкус башкирского меда знают. Но купить настоящий продукт не могут, под нашей маркой им продают какой-то непонятный суррогат. Поэтому и ждут они только зайниевский мед, не покупают никакой другой. Сам пасечник тоже времени даром не теряет и попутно справедливо пиарит башкирскую пчелу как лучшую в мире. Даже мастер-классы на этот счет дает.


То, что наша пчела — «самая правильная», знают везде. И везде стараются выдать «левый» мед за башкирский. «Была в Питере, вижу — мужчина торгует на разлив «нашим» медом, — рассказывает Наталья Тихонова. — Поинтересовалась, в каком районе у него пасека — не знает. Из наших пчеловодов тоже никого не знает, а ведь мы друг с другом общаемся тесно. Если кто-то новый пчелками занялся, нам сразу известно. И мед у него вовсе не башкирский, а не пойми какой. Китайцы, те вообще химический суррогат со взбитыми яйцами гонят. Такой «мед» даже в жару не тает и, перезимовав, не засахаривается. Но и его за башкирский выдают. Короче, наш мед нужно защищать».


Источник: http://resbash.ru

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse